BEL ENG DEU FRA

Сотрудник НАН Беларуси: Как западные фонды разрушают институт семьи

        Семья – основа общества и основа государственного устройства: если разрушить семью, прекратится передача традиционных ценностей нашего народа и культуры как таковой. Если народ не найдет в себе сил противостоять этому, то он будет обречен на вымирание. Чиновники, подпадая под влияние извне, начинают проводить политику не в интересах  собственного народа.

         Сотрудник Института философии Национальной академии наук Беларуси Пётр Петровский выступил со своим докладом "Идеология белорусского государства и семейная политика" на круглом столе "Традиционные семейные ценности в современном мире", который проходил в Минске в начале октября. Предлагаем читателям ознакомиться с выступлением Петра Сергеевича:

         «Современная политика РБ  в области  семейных ценностей не всегда соответствует тем идеологическим  установкам, которые были даны Главой государства на семинаре руководящих работников по идеологической работе в 2003 году. Этот доклад вошел в сборник «О состоянии идеологической работы и мерах по ее совершенствованию» (Материалы постоянно действующего семинара руководящих работников республиканских и местных государственных органов. — Мн.: Академия управления при Президенте РБ, 2003. — 192 с.).
         Мы приведем выдержки из этого доклада: «Доминирующей и исключительно агрессивной сегодня является идеология либерализма. Либерализм коротко можно определить как идеологию социального неравенства людей, наживы и индивидуализма… впору говорить о «либеральном терроре»: страны, не то, что отказывающиеся, но только сомневающиеся следовать по этому пути, немедленно записываются в черный список «чужих» со всеми вытекающими последствиями.  Политические элиты, подталкиваемые или подпитываемые сырьевыми олигархами, ориентируют страну на неолиберальные ценности — ярко выраженный индивидуализм, бездуховность, готовность жить в постоянной гонке за наживой. И хватать всё, что рядом и далеко, и часто — чужoe, не свое. Словом, социальный дарвинизм, когда сильный пожирает слабого. Считается, что так и надо.
        Все это глубоко чуждо русским, восточнославянскому менталитету в целом. И сегодня никто не может предсказать, чем закончится очередной эксперимент над народом. Для нас единственно верное решение — оставаться на родной, сложившейся веками белорусской почве.
        Белорусская идеология должна иметь ориентацию на традиционные для нашей цивилизации ценности: способность трудиться не только ради наживы, но и для блага общества, коллектива, других людей. Другие наши ценности: потребность в идеалах и высоких целях, взаимопомощь, коллективизм в противовес западному индивидуализму, социальная опека и уважительные отношения государства и народа».

        К сожалению, чиновники не спешат прислушиваться к мнению Главы государства. Так, например, Министерством труда и соцзащиты проводится трансформация белорусского общества.
        Западные доноры сделали ставку не  на политические партии, а на трансформацию сознания белорусского общества, на общественно-социальною жизнь. Это представляет угрозу национальной безопасности. Сегодня общественное мнение формируется не через политические партии и организации, а благодаря работе иностранных фондов, которые ведут на всех уровнях работу с чиновникам, с общественными организациями, с молодежью, с деятелями культуры. При получении кредитов и материальной помощи нам навязывается определенная социальная политика, в том числе в области семейных ценностей. Например, фонд  USAID совместно с Европейским Банком Реконструкции и Развития (ЕБРР) предлагает материальную помощь, но  при беспрекословном исполнении  гуманитарной части своих императивов. На выделенные ими деньги проводятся тренинги, семинары по индивидуализму, по определенным проблемам социально-экономической политики, вообще политического строя. На этих мероприятиях рассказывается про западные ценности, которые подаются как «универсальные» ценности. Нам говорят: «если вы примети эти универсальные, т.е. наши западные нормы,  то у вас будет осуществляться реформирование».
        В результате, по итогам соцопросов,  мы наблюдаем трансформацию в сфере семейных ценностей. Особенно в нашей стране активны скандинавские фонды. Рекомендуем прочесть статью «Риски в гражданском обществе в Беларуси на фоне западных аналогов»  (http://nomos.by/петр-петровский-риски-в-гражданском-о/ ). Ими создаются многочисленные структуры и инициативы, работающие по лево-либеральной направленности, объединяющие в основе своей троцкизм и либерализм  в идеологическом плане. Фактически появляется либеральный анархизм, когда перманентные ценности индивидуализма ставятся выше общественных. Что такое перманентные ценности индивидуализма? Это когда  индивид должен эмансипироваться, т.е. освободиться от  национальной идентичности,  от гендерной идентичности – вообще от любой идентичности. Что это означает? Это означает, что человек может изменить свой пол, свою национальность,  свою расовую принадлежность. Классическим  примером  является  партия «Зеленых» в ФРГ.  Сейчас на  фоне миграции  у них даже лозунг появился: «Мы должны отказаться от своей немецкой принадлежности и стать гражданами мира,  запускать всех мигрантов к себе!». Происходит изменение  ценностных ориентиров и  проталкивание нетрадиционных форм при  помощи  этой «экономической дубинки». Западные партнеры знают, что Беларусь  сегодня находится в тяжелой ситуации. Они «привязывают»  к экономической  помощи  обязательную гуманитарную часть: «Мы вам дадим деньги, если вы начнете проводить  те или иные программы,  изменять законодательство в нужном нам  направлении. Это же не политическое законодательство, это изменение гуманитарное,  переориентировка  социальной политики,  изменение  семейного законодательства - все это  не ставит  под сомнение  вашу политическую систему, как раньше, нет;  мы только хотим  модернизировать семейную  политику».  Этот аргумент о том, что  «мы не изменяем вашу политическую систему, а изменяем вашу семейную политику»,- как раз таки и играет важную роль.  «Мы лояльны к вашей  власти,  но мы хотим вам помочь: помочь воспитывать ваших детей, помочь создавать вам «семьи», реформировать систему  образования».  В итоге государство,  в частности Министерство  труда  и  социальной защиты, начинает реализовывать эти проекты. И вот  результат: на сегодня наш Семейный кодекс не соответствует идеологии Белорусского государства. Например,  либерализация  Семейного кодекса в отношении разводов.  У нас развестись легче, чем жениться. Дешевле, кстати.  Подобных нововведений много.
        Мы видим, что эта трансформация  действительно влияет на состояние общества.
        Институт сравнительных социальных исследований "Евразийский барометр" - международная некоммерческая неправительственная организация со штаб–квартирой в Вене (Австрия) провела исследование среди белорусов.  Она занимается исследованиями общественного мнения стран Евразийского Экономического Союза. По итогам одного из последних исследований в Беларуси имеет место быть такое явление, как очень большой разрыв в ценностных ориентирах между старшими поколениями и молодежью.  В частности, на такой вопрос: «Какую цивилизационную ориентацию Вы считает для себя ближе?» - старшее поколение, 67%, интеграционной ориентацией считают евразийскую интеграцию в границах постсоветского пространства. А вот среди молодежи только 48%, т.е. меньше  половины. Это возраст 18 лет - 34 года. Такой ситуации нет ни в одной стране Евразийского Экономического Союза! В Армении приближенно, но там более 50%.  А у нас такой разрыв! А вы  понимаете,  что при смене  поколений данный  сегмент будет увеличиваться. Академия Наук  проводила исследование  в отношении  семейных  ценностей. Возрастная группа 18-24 года  гипертолерантно относится к так называемой нетрадиционной ориентации, нетрадиционным «семейным» ценностям, к жизни вне семьи.
        Мы видим, что вышеупомянутые нами инициативы, работающие по сетевому принципу: неформальное общение, турслеты, выезды на природу, тренинги – дают о себе знать.
        К сожалению,  идеологическая вертикаль сегодня у нас есть, а идеология в ней отсутствует. Она занимается просто лоялизацией населения в отношении к государству. Это главная опасность и риск,  которые имеют место быть. Почему? Если молодежью не занимается государство либо оно занимается молодежью для галочки, то мы можем вскоре столкнуться с неуправляемыми процессами. Фактически вся минская молодежь  упущена.  Если в областных центрах, в большинстве своем в районных центрах, в провинции, еще данная идеологическая модель, т.е. БРСМ, воздействует на молодые умы, - потому что там кадры «закаленные», там  не нужны другие формы работы, - то в Минске имеет место совершенно другой неформальный метод работы: «У-короткое»,  «Будзьмы» и др. - они работают очень интенсивно, их концентрация в Минске достаточно большая и западные деньги сегодня переформатируются именно так, что их получает эта часть инициатив, связанных с западными фондами. Поэтому, подводя итог,  я хочу сказать, что сегодня, к сожалению, те идеологические  установки Белорусского  государства во многом сознательно, во многом где-то бессознательно, саботируются некоторыми органами власти, общественными организациями. Особенно в Минске. Особенно это связано со сменой поколений. Особенно это связано с тем, что те молодые идеологи,  которые пришли, не  понимают, чем им заниматься. Идеология – это система  ценностей,  а не просто  грубая лоялизация  населения по  отношению к государственной власти.  Если  они будут занимать старую позицию,  то они только  озлобят часть населения и это может  привести  к очень печальной ситуации.
        Поэтому, на мой взгляд,  контрмерой может служить  создание альтернативных  площадок,  инициатив, которые бы занимались данной проблематикой – продвижением наших ценностей современными  методами, подчеркиваю,  современными методами работы.
        Представьте, если идеолог проводит работу старыми методами, как  во времена Сталина, сейчас вся  молодежь убежит, и это лишь настоит ее против проповедуемых  идей. Надо проводить современные тренинги, возможно, какие-то молодежные турслеты, походы, школы, неформальные  образования, которые могут выровнять эту ситуацию. Это возможно сделать.
        Например, в России, в Карелии, я  посетил молодежный форум. Одна из площадок была  посвящена теме «традиционные семейные ценности евразийской интеграции». Могу сказать, что там присутствовала не только  молодежь из России, но  были и молодые люди из Прибалтики, Венгрии. У молодых людей были верные представления о браке и семье.
        В Венгрии традиционные семейные ценности конституционно закреплены. Утверждена новая Конституция,  из-за которой, кстати, Виктора Орбана и  объявили «новым диктатором Европы». Там с молодежью,  при помощи новых форм  идеологической работы, достаточно легко  говорить,  достаточно легко донести до их сознания важность и значимость традиционных семейных ценностей.
        К сожалению, БРСМ не работает новыми методами. К БРСМ сегодня зачастили всякие либеральные организации  и начинают предлагать: «давайте мы у вас гендерную теорию  распространим» и т.п.  Я советую активистам Движения за семейные ценности общаться с руководством БРСМ и предлагать свои инициативы.  Печально, но руководство нашего союза молодежи очень лояльно к предложениям западных партнеров.  Есть такая «Арт-Сядзіба», финансируемая поляками, они как раз  и начали пропагандировать вышиванки. Интересно, что в провинции эту акцию восприняли совершенно противоположно, чем ее хотят подсунуть. Ее воспринимают как альтернативу американским англо-саксонским ценностям. В Солигорске был слет молодежи, большущий форум Минской области, там вся молодежь воспринимает эту вышивку как «почвеннический ответ американизму» - «мы не ходим в Макдональдс, мы храним свою культуру, мы за традиционные ценности».  В Минске воспринимают вышиванку в другом плане.  В Беларуси имеет место поляризация Минск-провинция. В ценностном плане столица  становится мультикультурным городом, городом «граждан мира», бомонда, в плохом смысле этого слова;  а провинция сохраняет свои традиции. Но дело в том, что политически активным является  столица, а не провинция. «Что скажут из центра? Как нам на это реагировать?» - это «хуторянское» мышление все-таки присутствует.
        Если какие-то инициативы в области продвижения традиционных семейных ценностей есть, то нужно предлагать их нашей системе идеологической работы с населением. Наши идеологи готовы взяться за любую работу, просто не хватает идей.
        Например, во Франции действует сильнейшая общественная инициатива против введения гендерной теории, т.е. гей-браков, в Германии тоже есть мощное Движение за семейные ценности, которое стало общеевропейским. Они подняли людей, они заинтересовали их, потому что начали работать  современными методами. Почему гей-браки были введены во Франции? Потому что французы говорили только в костелах о том, что нам не нужны гей-браки. Ну, там и так это знают. Если вы будете ограничивать свою деятельность только религиозной общиной, то ничего не добьетесь.
        Если говорить о конкретных методах и приемах работы с молодежью, то примеров очень много: велопробеги, мероприятия за здоровый образ жизни, интерактивные игры, квесты. Сейчас в литературе и интернете есть очень много различных статей о новых педагогических формах работы.
        Семейные ценности надо делать модными, комфортными, удобными. Что говорят сейчас? «Чайлд фри» - свободный от детей. Это комфортно, это хорошо, не грузись – тебе будет хорошо. Сегодня, в век глобализации, у людей возникает потребность в регионализации,  в создании небольших устойчивых групп. Такими  устойчивыми группами  может быть создание площадок для молодых мам, создание  негосударственных детских садов как форм кооперативов, где будет по пять-семь детей.  Любопытно, что среди лектората Дональда Трампа много людей из провинции, людей, которые создали центры  традиционных ценностей. На выборах в США впервые может прийти тот электорат, который голосовал ногами, т.е. не ходил, им не нравился никто из кандидатов. Таких избирателей считали неполиткорректными, неправильными. Тут появился товарищ, который высказывает их взгляды. Здесь имеет  место быть как раз привлечение тех или иных западных механизмов, где люди, защищающие традиционные семейные ценности сегодня оказались  в меньшинстве, им приходится работать в партизанских условиях. Они  немного побогаче,  и для того, чтобы жить в соответствии со своими традиционными убеждениями, покупают территорию, стоят многоквартирный многоэтажный дом. На первом этаже собственный детский сад. Живут как большая община. Таких примеров очень много.
        На одном из семинаров идеологических работников мы представили доклад по современным тенденциям и инициативам по защите традиционных ценностей, традиционной идентичности, региональных институтов, в том числе, общин самоуправления.  Это возникает на Западе потому, что там давление транснациональных корпораций намного сильнее, чем у нас.
        И когда фермерам говорят, что «вы должны использовать определенные виды пестицидов, если не будете их использовать, ваша продукция не будет сертифицирована и вы не сможете ее продавать», - возникает конфликт. Это приводит к сращиванию частного регионального бизнеса с местными интересами: все хотят жить в экологически чистом окружении, все хотят, чтобы  у них не было заезжих гастролеров непонятной ориентации, непонятного пола, непонятно какого происхождения. Эти тенденции будут только увеличиваться. Классический пример - Австрия.  Австрийская партия «Свобода» сфальсифицировали выборы. Третий раз отменяют перевыборы. То же самое сейчас будет  в Германии. 20% возьмет партия «Альтернатива для Германии», «Национальный фронт» может даже президентское кресло взять, посмотрим, как там  все будет.
        Даже Британцы, несмотря на то,  что они англо-саксы, убежали от Европы с ее европейскими ценностями.
        Сегодня наблюдается резкая поляризация общества на космополитов и традиционалистов. Космополиты – это всякие либералы, например, партии «Зеленых».  Они называют себя партией «Зеленых», т.е. экологов, но на самом деле никакие  они не экологи. Гендер к экологии не имеет никакого отношения.
        Именно традиционные течения продвигают позитивные законодательные инициативы. Можно в качестве примера привести опыт ограничения на потребление алкоголя в скандинавских странах. Оказывается, есть возможность продавать алкоголь по карте, вынести алкогольные магазины за кольцевую дорогу,  не торговать спиртными напитками в определенные дни, поднять цену на ликероводочные изделия в пять раз. У них была карточная система: каждый человек покупал на свою карточку алкоголь в определенном алкомаркете, ему писали, сколько он купил алкогольных напитков; если в год он покупал больше положенной нормы, что считалась вредным для здоровья, он лишался права на бесплатную медицинскую помощь. «Если ты много потребляешь – ты вредишь здоровью. Почему другие налогоплательщики должны обеспечивать лечение твоего алкоголизма и его последствий?» Такие методы, в последствие, привели к тому, что потребление алкоголя в той же Скандинавии упало в несколько раз.
        Говоря о методах решения демографических проблем, можно привести пример формирования местных общин. Большие города, сами вымирая, получают прирост населения и рабочих рук из провинций. Люди едут в города не из-за экономических проблем, а из-за идеологической развращенности: получить удовольствие в большом городе удобнее, легче, там жить комфортнее, т.е. бьют на эгоистические индивидуалистические качества.
        Защищая себя, община сама определяет свои цели и образ жизни. Например, в Швейцарии все граждане собираются на большой площади, голосуют открыто – все должны быть. «Если вы здесь живете, то вы все должны принимать активное участие в обсуждении тех или иных вопросов». Кстати, Швейцария не часть Евросоюза, там европейские ценности не действуют.
        Это своего рода защита от глобальных тенденций. Единственное, чего следует избегать в формировании местных общин – это того, чтобы они не превратились в сектантские образования. Некоторые  поместные общины выступают против новых технологий, против электричества и других достижений цивилизации. В США, например, есть секта менонитов, они живут, как в XVIII веке, -  без электричества, не используют современной техники. У них, кстати, хорошая рождаемость. Иногда шутят: так происходит  потому, что света мало, не пользуются электричеством, нет телевизора, радио. Рождаемость высокая, конечно, не по этой причине. Так вот, нельзя деградировать до уровня сект, нужно быть современными, но придерживаться традиционных ценностей".

(просмотров 1298)



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Akavita RATING ALL.BY


© www.sobor.by 2004-2016.