BEL ENG DEU FRA

Никогда не забывайте о том, как легко вам быть христианами

От таких историй не ждёшь, что они будут в центре внимания, но от этого их игнорирование не становится менее возмутительным.

 

Недавно в Египте от рук исламистов погибли 29 христиан. Этот теракт последовал за атаками в Вербное воскресенье на коптские храмы, унесшими жизни почти 40 человек и ставшими лишь очередным звеном в бесконечной череде жестоких нападений на египетских христиан и прочих христиан на Ближнем Востоке и в Северной Африке, да вообще на всех христиан. Впрочем, было два обстоятельства, которые особенно выделяли последнее нападение.

 

Первое из таких обстоятельств – это выбор времени для атаки. Теракт произошёл всего через несколько дней после взрыва в Манчестере. В Египте погибло больше людей, чем во время атаки на британский город, но нападение на христиан получило едва ли процент от всего внимания СМИ, доставшегося взрыву в Манчестере. Не существует приемлемых объяснений тому, почему продолжающееся истребление христиан так редко появляется в новостных заголовках, но о теракте в любом европейском городе будут говорить целыми днями. Я понимаю, почему нападения на американцев будут, конечно, широко обсуждаться в США. Но почему атаки на французов или британцев должны приводить нас в большее бешенство, чем постоянное мученичество наших христианских братьев и сестёр, живущих чуть восточнее?

 

Не существует ответа на этот вопрос. Это потому что они выглядят не как мы, или это из-за того, что там не пострадала ни одна поп-звезда? А может, вопрос в расстоянии? Нас могут беспокоить только те события, которые происходят на расстоянии восьми часов полёта на самолёте от нас? Почему? 

 

А если бы это был взрыв, например, в Сиднейском оперном театре? Я убеждён, что это привлекло бы немало внимания, а ведь это так далеко, как только возможно. Давайте признаем – каковой бы ни была причина, мы просто не беспокоимся так сильно о гонениях на христиан на Ближнем Востоке, и вот почему это последнее нападение так значимо. Оно значимо из-за того, насколько оно незначимо для нас.

 

Во-вторых, детали этой истории особенно ужасают. Жертвы были в автобусах и направлялись к монастырю в пустыне. Варвары-исламисты не просто зашли в автобусы и начали беспорядочно стрелять. Вместо этого они вывели людей из автобуса и допросили их. Вначале у паломников спросили, являются ли они христианами, а затем предложили им избавление от смерти в ответ на отказ от Христа и принятие ислама. Когда люди отказывались отрекаться от веры, они получали пулю в голову или горло. По-видимому, все жертвы, даже дети, героически погибли таким образом.

 

Они приняли смерть вместо того, чтобы предать свою веру. Они решили стать мучениками. Настоящими мучениками, а не теми нигилистическими мусульманскими «мучениками»-смертниками, что умирают с бомбой на груди и кровью на руках. Египетские христиане действительно были мучениками, невинными людьми, ставшими жертвами жестоких и кровожадных убийц. Они были настоящими верующими, испившими из Чаши Христа (см. Мф. 20: 20-28) и погибшими, как Он. Если нас, американских христиан, не поражает до глубины души история этих героев, тогда наши души наверняка уже мертвы.
Представьте, как подобное происходит с вами, просто представьте. И помните, что будет два вопроса. Вам необходимо выбрать мученичество дважды.

 

Первый вопрос: «Вы христианин?»

 

Возможно, вы можете избежать смерти. Вам всего лишь надо сказать «нет». Одно слово, один слог. Один слог спасёт вашу жизнь, вот всё, что понадобится. Представьте, какое необходимо мужество, чтобы, стоя на коленях на земле с дулом автомата у шеи, сказать правду: «Да».

 

Второй вопрос: «Вы будете отрекаться от Христа и принимать ислам?»

 

Возможно, вы не знали, что будет второй вопрос. Вы думали, вас убьют после того, как вы положительно ответите на первый. Но теперь у вас появился ещё один шанс спастись, ещё один шанс избежать насильственной смерти здесь, в пустыне, где вас никто не найдёт. Представьте, какое необходимо мужество, чтобы отвергнуть это последнее искушение и сказать слово, которое, как вы знаете, станет вашим последним: «Нет».

 

Выстрел.

 

Смерть.

 

Многие ли из нас имеют подобную веру? Эти христиане захотели отдать всё ради Христа. Многие ли из нас готовы отдать даже не всё, а хоть что-нибудь? В США многие так называемые верующие обрушатся на вас с нападками, если вы хотя бы предположите, что им стоит чуть избирательнее относиться к телепрограммам, которые они смотрят, и к музыке, которую слушают. Мысль, что нам стоит пожертвовать определёнными развлечениями, кажется нам откровенным оскорблением. Даже не думайте говорить христианину о том, что ему стоило бы одеваться или говорить немного по-другому, эти искренние верующие посчитают вас святошей и проигнорируют. И при этом мы думаем, что у нас хватит веры и преданности, чтобы отдать за Него собственную жизнь? Смешно. Посмотрим правде в глаза: большинство из нас будут унижаться и лить слёзы в ногах у тюремщиков-мусульман, а затем согласятся прочитать любую молитву из Корана, которую они попросят. Думаю, большинство из нас сделают это, если кто-то приставит автомат к нашему телевизору, не говоря уже о голове.

 

Я слишком суров к нам? О, я и близко не суров так, как следовало бы, и мы с вами это понимаем. Наши преследуемые братья и сёстры посрамляют нас, и нам должно быть стыдно. Мы ничто по сравнению с ними, мы недостойны сдувать пыль с их сандалий. Мы здесь играем в христианство, а они нам показывают, каким оно должно быть, и оно почти не похоже на наше слабое, жалкое подражание.

 

Просто подумайте о том, что эти мученики делали перед тем, как их убили. Они выехали в паломническую поездку по пустыне, чтобы помолиться в монастыре, несмотря на огромный риск такого путешествия. А что же мы? Нам тяжело даже соизволить проснуться в воскресное утро и поехать в храм, до которого всего минут десять на машине. Наши церкви находятся не в пустыне. Вокруг нет никаких вооружённых исламистов, желающих отправить нам пулю в голову и превратить наших детей в рабов. Так в чём же наше оправдание? Мы не хотим вставать с постели. Это всё такая морока, знаете ли, это скучно. Кондиционер работает не очень хорошо и мы можем немного вспотеть. Мы поссорились с кем-то в церкви и нам неудобно с ними встречаться. Нам не нравятся проповеди. Наш духовный наставник был с нами груб. Почему нам надо туда идти? Мы не хотим. Вы не можете нас заставить. У нас животы болят. Ааа!

 

Конечно, у нас найдутся богословские оправдания того, почему мы не ходим в храм, не меняем нашу жизнь, вообще ничего на самом деле не делаем. Мы нашли в Писании стих или два, которые, по нашему мнению, оправдывают нашу лень. Или мы придумали стих, которому следовало бы быть в Библии, если бы от нас действительно требовалось делать или не делать что-то определённое, и раз там такого стиха нет, то всё у нас в порядке. Нахождение оправданий, чтобы не жить религиозной жизнью – единственная сфера религии, в которой мы преуспели. У меня недавно был спор с одним христианином о мини-юбках. Основываясь на Библии, он защищал их и делал это эмоциональнее, чем кто-либо ещё в моей жизни. Уверен, что он никогда до этого не тратил столько усилий на дискуссию в вопросах веры.

 

Но наши братья и сёстры, что живут на Востоке, ничего не знают об этих оправданиях. Они не могут понять, почему вам вообще хочется эти оправдания искать. Они смотрят на нас и спрашивают: «Вы можете жить настолько по-христиански, насколько вам этого хочется, и никто вам не навредит. Никто вас не убьёт. Почему же вы тогда не провозглашаете Христа на кровлях? Что вас останавливает?»

 

Что ж, потому что мы можем потерять друзей в Фейсбуке. Кто-то может обвинить нас в том, что мы странные. И, мало того, если мы начнём быть христианами по-настоящему, мы можем почувствовать вину за все те сплетни на работе, и за всю ту порнографию на наших компьютерах, и за то, что мы слишком много пьём, слишком много денег тратим на пустые вещи, и за то, что мы ничем не жертвуем, никогда. Вот что нас останавливает. Другими словами, мы слишком мало напрягаемся. Мы толстые, ленивые, слабые и эгоистичные. Можно сказать так – нас останавливает то, что ничего нас не останавливает. 

 

Возможно, эти рассуждения навели меня на ответ на мой первый вопрос. Наши СМИ мало говорят о мученичестве христиан, потому что мученичество – это крайне убедительное свидетельство о Христе. СМИ скорее начнут говорить про американских христиан, и тогда мы пожалуемся на то, что кассир в магазине не поздравил нас с Рождеством, а потом вернёмся к своим разводам и зависимости от сериалов.

 

Мы нелепы, и поэтому нас легко можно не принимать всерьёз. В конце концов, почему кто-то должен принимать нашу веру всерьёз, если мы сами этого не делаем? Но христиане на Ближнем Востоке действительно относятся к своей вере серьёзно, очень серьёзно. Это делает их её предельно убедительными поборниками, это делает их опасными. Вот почему СМИ боятся уделять им внимание. Вот почему даже мы, христиане, боимся уделять им внимание. Они демонстрируют нам что-то важное в нас самих, и нам не нравится то, что мы видим. Поэтому мы отворачиваемся и ищем что-то ещё, что могло бы нас занять.
Смотрите, Дональд Трамп сделал опечатку в сообщении в Твиттере. Здорово, отлично, есть какая-то безопасная тема для обсуждения. Давайте поговорим об этом вместо мучеников. Давайте поговорим о чём угодно.

 

Мэтт Уолш, www.theblaze.com

(просмотров 844)



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Akavita RATING ALL.BY


© www.sobor.by 2004-2016.