BEL ENG DEU FRA

«Люди боятся даже лайкнуть мое фото». Как жить с ВИЧ

 
 
 
  
3 ДЕКАБРЯ 2018 (Понедельник) 14:31:26
1 декабря отмечался Всемирный день борьбы со СПИДом. Предлагаем вашему прочтению интервью сайта pravmir.ru с Анной Королевой, которая живет с ВИЧ уже 8 лет.

Когда Анна Королева сказала батюшке, что у нее ВИЧ, он перепугался и поставил ее в конец очереди на причастие. А потом извинился: "Прости меня! Я ничего про это не знал". Далеко не все священники на это способны, считает Анна. Она живет с ВИЧ уже 8 лет и рассказывает, как обманчиво заявление батюшек "у нас на приходе таких нет!", что должны священники знать про ВИЧ, зачем ее щупают те, кто только узнал свой статус, и как удается отговорить людей от самоубийства.

– "Глядя на вас, сложно представить, что вы болеете", "А так не скажешь". Вам часто это говорят. Как вы относитесь к таким словам?

– Иногда возмущают, сейчас чаще думаю: "Да и Бог с вами". Некоторым предлагаю меня пощупать и хорошо осмотреть. Вот мы сидим в кафе, посмотрите вокруг, кто с какой болезнью? Давайте тогда плакат на каждого повесим: "Холецистит", "Геморрой", "ВИЧ". Ну как по виду определить?

Вчера вечером встречалась с женщиной и ее мамой. Мама чуть постарше меня, и это у нее была трагедия, когда она узнала, что у дочки ВИЧ. Совершенно нормальная семья, все воцерковленные. И она все равно, даже глядя на меня, щупая, рассматривая справки, говорила: "Не может этого быть!" Настолько ей вбили в голову, что это болезнь маргиналов.

– То есть, когда вы общаетесь с людьми, у вас справка наготове?

– Да, чтобы доказать, что я это не придумала. Некоторые говорят, что я придумываю. Тогда я спрашиваю: "Ну а как, по-вашему, должен выглядеть человек с ВИЧ? У нас шприц, что ли, из коленки должен торчать?" Ты годами никак не замечаешь вирус и выглядишь совершенно обычно.

– А как люди отвечают на этот вопрос про "выглядеть"? Какие предположения?

– У нас был эксперимент. При Сеченовском институте у нас была группа, где мы занимались вместе спортом: и люди со статусом и люди без. Семьями люди приходили. И никто не знал, кто с ВИЧ, а кто нет. И однажды руководитель нас посадил и спросил, как должен выглядеть человек со статусом. Отвечали, что он должен быть подавленным, голова опущена вниз, поза стыда и жертвы, заметные болячки. Плюс он же всегда наркоман, значит, худой, впалые щеки и трясущиеся руки.

А потом попросили поднять руки тех ВИЧ-положительных, кто живет с открытым лицом. Я подняла. И гробовая тишина. И рядом со мной девушка повернулась: "Вау!"

Значит, какой вывод? По внешним признакам нельзя никогда вычислить этого человека.

– Три главных мифа про ВИЧ?

– Первый, что внешне нас можно вычислить, второй, что кто-то раскидывает зараженные шприцы, третий, что этим болеют только маргиналы. 53,5%, по данным академика Вадима Покровского, из всех недавно зараженных не наркоманы и речь идет о гетеросексуальных контактах. Среди них и депутаты, и артисты, и кандидаты наук.

– И вы – педагог. Как вам муж рассказал про ВИЧ? Вы еще тогда не были женаты, правильно?

– Если два воцерковленных человека хотят вступить в брак, они же полностью открываются друг другу, иначе это вранье. Он сказал: вот у меня такое заболевание. Я спросила, лечится ли это, он ответил, что есть таблетки.

Но при этом объяснил, что все надуманно: "Я 11 лет с этой болезнью, она мне ничего не сделала". Его мама, фельдшер, добавила, что это просто пониженный иммунитет. Надо есть лягушек, заваривать травки, и будет хорошая иммунная система.

– Почему вы поверили?

– Представьте, перед вами сидит гора мышц. Мужчина с большой буквы, умный, крепкий, уверенный, сильный психически. У него выносливость просто колоссальная. Духовник благословил нас на брак, сказал: дай Бог, если будут дети, но дети у нас не получились, получился ВИЧ.

Мой даритель начал лечиться, когда у него скакнула температура до 40. Это выглядело страшно: высоченная температура, лихорадка, он покрылся герпесом, заговаривался, не мог ни стоять ни есть, похудел на 27 кг. Я его просто вытащила на себе в МГЦ (Московский городской центр борьбы со СПИДом – прим. ред.), он сразу стал пить антиретровирусную терапию и полностью восстановил здоровье.

– Это изменило ваше отношение к болезни?

– Этот случай абсолютно изменил мое мировоззрение. Я поверила, что болезнь есть. Мне Боженька показал, что будет со мной, если я буду отрицать ВИЧ. Вирус у меня появился сразу, как только мы расписались. Когда я узнала, мне стало страшно, но не так, когда я увидела, что с мужем произошло. Бог показал, как можно рухнуть и как подняться. Сейчас я принимаю один раз в день во время обеда таблетки, и с ВИЧем на этом покончено, вирусная нагрузка уже не может мне повредить.

– Вы создали проект "Верю.Знаю.Живу", какие у него задачи?

– Я отдала свои визитки ВИЧ-клинике, и врачи из московского центра, когда видят, что с пациентом надо другой разговор вести, мой телефон дают. Потом помощники стали появляться. И мы создали движение "Верю.Знаю.Живу". Это не только помощь и консультирование, это ликбез среди священников.

– А что, ликбез в церковной среде необходим?

– Когда я пошла по храмам и начала спрашивать служащих, что вы знаете о ВИЧ, какую работу проводите, мое появление приводило в ступор священников и работников храма. Хорошо, говорю, к вам приходит человек с диагнозом и говорит, что хочет развестись, что вы ему скажете? А вы кто? А вы почему спрашиваете? Они пугаются. Или говорят: "У нас на приходе таких нет". Вот я была на Пасху в храме рядом с домом, там стояло человек двести. По статистике у нас каждые пять минут заражается один человек.

А в Сергиевом Посаде я однажды набирала воду в часовне, попросила инока помолиться, дала ему список. Он спрашивает: "Это кто?" Говорю: "Больные люди, ВИЧ". "Ха, нет такой болезни!" Ответственность должна быть какая-то! Там же и другие люди вокруг стоят, слушают, что ты говоришь.

– Ну, и пусть говорит. Человек пойдет потом к врачу и выяснит все про ВИЧ. Или нет?

– У нас сейчас и врачам не верят, и друг другу перестали. Верят батюшке. У нас батюшка и психотерапевт, и доктор, и нянька. Тяжело люди сейчас живут. И в концепции РПЦ о помощи людям с ВИЧ написано, что священники должны давать достоверную информацию о заболевании. Еще в 2005 году она принята.

Надо помогать священникам организовать работу с людьми, иначе они у нас выпадают. Помогаем геям, проституткам, наркоманам. А простыми благополучными с ВИЧ-статусом никто не занимается. Девочка поет в церковном хоре, выходит замуж за молодого человека, а у нас не принято сдавать анализы, получает ВИЧ и идет на самоубийство.

– Вы реальную историю сейчас рассказываете?

– Реальную.

– Она покончила с собой?

– Нет. Она просто маме так сказала, что покончит жизнь самоубийством. А мама не знает, что делать, и бежит к священнику. А у него нет достоверной информации, он не может помочь. Хорошо, что есть такие люди, как отцы Валерий Буланников, Игорь Давыдов, Антоний Кадышев. Я больше не знаю, может, еще кто-то есть.

– Я смотрела запись дискуссии, в которой вы участвовали, на телеканале "Спас" с отцом Димитрием Смирновым. Из вашего диалога явно что-то вырезали. Что?

– Отец Димитрий Смирнов назвал однажды ВИЧ-положительных спидоносцами. И я ему сказала: "Вы как священник должны нести любовь и добро. Как можно людей так называть? Вот я сижу перед вами, скажите мне, что я спидоносец. Или покажите пример, как должен вести себя священник, здесь признайте ошибку и извинитесь".

Я хотела, чтобы он встал и сказал: "Люди, простите меня, грешного! Я вам дал недостоверную информацию. Меня самого ввели в заблуждение". Это было бы достойно. "Ну вы мне еще будете рассказывать, как себя вести!" – такой был ответ. А я свой ВИЧ на сто процентов получила из-за Смирнова, мой воцерковленный муж выслушал, что такой болезни нет, и меня в этом убедил, показав видео отца Димитрия.

"Мы не можем этого просить у священника", – сказала тогда ведущая. А почему не можем? Смелый, достойный батюшка должен не бояться просить прощения. Сколько бы людей пришло в храм после его поступка!

Должна быть личная ответственность священников за недостоверную информацию. Ведь люди умирают! Совсем недавно у нас в ИКБ-2 умер священник, уже стадия СПИДа была, не лечился, "нет такой болезни"! Вот в Питере идет судебный процесс, батюшка взял ребенка из детдома, не стал давать терапию, ребенок умер. И это кто? Ба-тю-шка! Где? В Пи-те-ре! Не безграмотный крестьянин с периферии.

– Какой самый странный совет вы от священника получили?

– Молитесь, и все пройдет. Ходите в храм, и все будет хорошо. Не будет. Без лечения не будет. Лучше молиться, чтобы Бог послал хорошего врача.

– Но ведь Бог может все? Получается, нет?

– Чтобы ты заснул с 1000 единиц копий вируса, а проснулся – ничего нет?

– Вроде того.

– Ха-ха-ха! Ведите правильный образ жизни, творите добро. Или хотя бы не делайте гадостей. Лег вечером – думай, не зря ли ты сегодня небо коптил. Дальше скажи: "Господи, я так хочу выздороветь!" А Бог тебе ответит: "Ну ты хотя бы дойди до МГЦ" (Московский городской центр борьбы со СПИДом – прим. ред.).

– Многие люди думают иначе…

– Тех людей, которые думают иначе в вопросах ВИЧ/СПИДа, выносят в черных мешках из ИКБ-2 (Инфекционная клиническая больница №2 – прим. ред.). Поговорите со священниками, которые там работают, они расскажут, что такое чудеса и что значит не лечиться.

– Что вам сказал священник в вашем храме?

– Я пришла на исповедь, описала, что заразилась, и спросила, как мне подходить к чаше, не заражу ли я кого-то. Я не знала тогда, что не передается. Отец Валерий перепугался: "Встань в конец очереди". Я встала, причащалась последней, но меня это задело.

А потом пошла в другой храм. И там батюшка сказал на исповеди, что у него такие люди есть, что ничего страшного, что надо лечиться. А иногда и он не знает, у кого какие болезни. Если б через причастие заражались, вымер бы весь православный мир. А я к концу очереди все равно старалась встать. Он остановил очередь и выдернул меня: "Ты! Иди сюда!", и поставил вперед.

– Вы вернулись в свой храм?

– Через неделю я пришла обратно, к своему отцу Валерию. Рассказала эту ситуацию. И он задумался, сказал: "Прости меня! Я не знал!" Вот она, христианская любовь. И спросил: "А где я могу об этом почитать?" Я начала скидывать ссылки. Вот достойное поведение.

Сейчас я, например, звоню отцу Валерию насчет очередной девушки в депрессии, первое, что он спрашивает: "А она пьет таблетки?" Я говорю: "Нет". "Приводи ко мне на беседу". То есть человек не поленился, залез в интернет, прочитал концепцию РПЦ, нашел информацию о заболевании. Он ей рассказал про ценность жизни, православное мировоззрение и подвел к тому, что таблетки принимать надо. Она мне позвонила: "Анна Петровна, я первый раз выпила лекарство". Я пишу: "Батюшка, состоялось!" Он: "Ура!" Плюс одна жизнь.

– Что вы думаете о популярном утверждении, что это плата за грехи?

– Ведь написано в концепции РПЦ, что нельзя рассматривать болезнь как плату за грехи. Но по жизни я встречаю людей, которые говорят, если на себя смотреть честно, то они знают, за что. Если бы я шел ровной дорогой, жил по Библии… Все равно что-то у каждого где-то есть. Но я бы не сказала, что это плата за грехи. В любом случае пусть каждый решает сам за себя. Батюшка так точно не должен никому говорить, иначе получается осуждение. Взять мой случай. Вышла замуж за вдовца, не изменяла и так далее. Но все равно про себя я знаю, откуда ноги растут.

– Еще про самоубийства хотела сказать. Рак, диабет и ВИЧ по данным ВОЗ входят в первую тройку. И у ВИЧ-положительных существует так называемое скрытое самоубийство. Когда человек либо не принимает препарат, или не лечит сопутствующие заболевания, побочки. Я спрашиваю, почему? Ответ такой: пусть лучше я умру от инфаркта, чем от СПИДа.

– Так это ж все равно от СПИДа.

– Ну и я говорю: скрытое самоубийство, "пусть лучше мне напишут, что я умерла от инфаркта". Чтобы дети не стыдились и пальцем не показывали. Надо прекратить рассказывать, что болеют только маргиналы. Вот статистика от ООН этого года: ВИЧ является основной причиной смерти женщин в возрасте 30-49 лет по всему миру. На втором месте ишемическая болезнь сердца, дальше рак молочной железы, туберкулез.

– То есть мне вот 38, и я скорее умру от ВИЧ, чем от рака?

– Да. От этого умирают больше, чем от других заболеваний. И на наркозависимых приходится 5%. Страшно, правда? Это просто статистика. В России заражается один человек в пять минут. Пока мы с вами разговаривали, шесть человек получили этот статус. Мы на третьем месте в мире.

Вот приезжала съемочная группа канала ОТР, брали у меня интервью. Я им больше часа рассказывала и про пути заражения, и про статистику, ну все. А потом спросила их, кто знает свой ВИЧ-статус, кто сдавал за последний год анализы. Оператор в ответ: "А что, я похож на человека, который должен знать свой ВИЧ-статус?" Спрашивается, зачем я час все это рассказывала? И это характерно для всего населения.

Или, например, вот я. Часто лежу в больницах. И картина типичная: ложится, например, женщина с гипертоническим кризом, у нее берут анализы на ВИЧ, гепатит и т.д. На следующий день ее выписывают, и она так и не узнает про свой статус.

– Ну из больницы должны позвонить же!

– Ха-ха-ха!! Не только не звонят, но, например, пишут там, где ВИЧ: результат отправлен для дообследования. Дальше что? Никто после теста не проводит консультирования и не рассказывает, куда обратиться, они даже не знают, где находится городской центр по борьбе со СПИДом.

– Вы про каких докторов говорите?

– Всех! Вот так и напишите большими буквами: ВСЕХ. Я очень часто лежу в больницах. Я знаю, что я говорю. И что дальше женщине бедной с гипертоническим кризом делать? Она идет в поликлинику, там на это даже не обращают внимания, переписывают то, что относится к гипертонии. И живет такая женщина, пока у нее не начнется пневмоцистная пневмония. Попадает уже в инфекционку, а там говорят: "А у вас клеток иммунных осталось 20 штук, как же вы не знали!" "А мне никто не объяснил, что это значит и что делать". А в прошлом году в центр по борьбе со СПИДом мужчина встал на учет, 96 лет!

– Да вы что!

– Да, получается, что в нашей стране впервые выявленные все больше и больше возрастные люди. И узнают случайно, когда уже с возрастными болезнями ложатся в больницу.

– Вас часто врачи спрашивают: а вы еще живы?

– Это всегда, когда узнают, сколько мне лет. Очень многие врачи удивляются: "Вы еще живы?" У меня даже хештег есть #яещежива.

– Вы оставили свой номер в СПИД-центрах, в каком состоянии звонят вам люди?

– Это слезы, шок. Мужчины тоже плачут. Недавно звонил полковник МВД, который боялся назвать свое имя. А вдруг через вас кто-то узнает, что у меня ВИЧ. Я говорю, а вдруг кто-то от меня узнает, что у вас чирей на ноге! И что? С вами будут по-другому общаться? Да!

Жена с ребенком от него ушла сразу, как узнала. Он хотел знать, как жить дальше. Прямо по пунктам. Я говорю, вам надо встать на учет. Это исключено! Я отвечаю: тогда частная клиника. А дальше мы обсуждали, как наладить отношения с женой, с сыном.

Недавно позвонила одна женщина, 60 лет, с вопросом: "А можно я на вас посмотрю?" Я говорю, так вот фотографии. Нет, вдруг это вранье и фотошоп. Я говорю, приезжайте. Она приехала на час, смотрела, слушала, щупала меня. Она тоже вышла замуж за вдовца, как и я, получила статус от своего мужа. В конце разговора сказала: "Все, я посмотрела, убедилась, я буду жить".

– Вы где-то говорили, что знаете, что сказать таким людям.

– Да. Но при общении надо разделять, человек верующий или нет. У верующих другое мировоззрение, они всегда чувствуют опору. Они не остаются один на один с болезнью и не думают, за что мне это. Скорее, для чего. Это сразу же вытягивает из депрессии и настраивает на деловой стиль жизни. Верующий понимает, что в его крови – смерть, и надо заниматься своим здоровьем, иначе все плохо кончится. И с такими мне говорить легче.

– Что, все верующие такие сознательные?

– Была женщина, которая сказала: "Так мне и надо, это мне Господь послал за грехи. Я не буду лечиться и хочу умереть". После двухчасового разговора в кафе, когда моя жилетка пропиталась слезами, мне пришлось просто взять ее за руку и отвести к батюшке. В глубине души-то она хотела жить.

За 8 лет своей жизни с ВИЧ я поняла, что человек не столько боится болезни, сколько того, что его посчитают маргиналом. А что скажет княгиня Марья Алексевна? Общественное мнение давит сильно. Той женщине батюшка прочистил мозг, что Господь решает, когда и кому уйти. Она начала принимать лекарства.

– А неверующие?

– С ними тяжелее. Тут я не могу через Бога подойти. Есть женщина, которую я знаю уже 4 года, и она чувствует себя хуже и хуже. Она врач, ни во что не верит, находится в депрессии, весит 44 килограмма. Получила ВИЧ от любимого человека, он умер, есть маленький ребенок. Кроме как пожалеть, найти общие слова, я не знаю как. Просто стараюсь поддерживать таких на плаву. Объяснить, что жизнь продолжается.

На днях я встретила женщину, которую диагноз затормозил от той жизни, которую она вела. Она пришла к Богу, крестилась. А есть и другие. Раз у меня такой диагноз, гуляй, рванина. Это, в основном, неверующие люди. А теперь я хочу попробовать все! И хорошо, если это просто прыжок с вышки, путешествия, а не наркотики или оргии.

– Что еще происходит с людьми?

– Квартиры продают. У меня была знакомая пара из Брянской области, муж с женой. Они, узнав свой статус, продали квартиру, детей сдали в детский дом и уехали на Гоа, на наркотики подсели и так далее. Вот так решили закончить свою жизнь.

– Почему вы все-таки не стали скрывать диагноз?

– Я абсолютно открытый человек. Про себя я могу рассказать все. Я показывала все справки, медицинскую карту. Потому что если не будем этого делать, мы уходим в стигму.

– Эта открытость вам не мешает?

– Пока нет. Я чувствую себя уверенно, меня сын поддерживает во всем. Я решила жить с открытым лицом, потому что подумала, а может, мне для этого ВИЧ и дали.

– Вы потеряли друзей, родственников из-за этого?

– Мне было однажды очень плохо, сын на учениях, а я одна и умираю. Я попросила свою тетку, чтобы приехала и из магазина что-то принесла. Нет, нет, нет. Раз попросишь, два, и потом я поняла, что все. Меня поддержала Соня Машура, жена дьякона из Троице-Сергиевой лавры. Она сказала, ну ты же молишься: "Избави мя от лукаваго", ну вот и избавил тебя Бог от таких людей.

– А друзья?

– Люди боятся даже лайкнуть мою фотографию. Я спрашиваю, почему так. Мне говорят, а вдруг люди увидят, что я лайкаю, и подумают, что я тоже ВИЧ-положительная. Или подруга, с которой мы дружили более двадцати лет, сказала: "Ань, обижайся – не обижайся, но я не могу себя пересилить!"

– Хоть на секунду вы пожалели, что открылись?

– Нет. Была бы другая ситуация, и они бы ушли. Не надо делать ставку на людей, а только на Бога. Я поняла, что все не главное. Душевная чернота, обиды, ненависть, предъявы, нетерпение несовершенства других, раздражение – это все проявления нелюбви. А Бог хочет, чтобы наша душа очистилась от этого. И я хочу, чтобы мне было чем отчитаться перед Ним, если сейчас на вас с нами метеорит упадет. Как Высоцкий пел: "Мне есть что спеть, представ перед Всевышним, мне есть чем отчитаться перед Ним".

– Как вас поддерживает сын?

– Если бы не он, я бы не выжила. Я хотела, чтобы сыну не было стыдно за меня. Чтобы он не увидел меня сдувшейся, спившейся, запирающейся дома. Мне бы хотелось, чтобы сын говорил, что мама молодец, взяла себя в руки и вытянула не только себя, но и постаралась сделать так, чтобы больше никто не умер.

Был страшный момент. Его отец, мой первый муж, умирал от рака легких. А мне как раз поставили СПИД. Сын служил в МВД, пришел в больницу после работы, я сижу в кресле, сил не было никаких. Вот он стоит и два врача в дверях. Я сижу белая, его отец лежит, а он пытается поддержать: "Все отлично, мам! Я ел, я не буду". И у одного доктора начинают течь слезы, они оба уходят, я по стеночке за ними ползу и слышу: "Не знаю, как этот парень выдерживает, мать со СПИДом, отец умирает от онкологии".

У сына не поехала психика. Когда его папа умер, он сказал: "Я потерял отца, не хочу потерять мать. Мама, борись!" Он очень верит в Бога, у него вера настоящая, прямо от сердца, он иначе не представляет. Ты, говорит, родилась вопреки, живешь вопреки, вот и действуй. "Мам, обещай, что в этом году ты не сдашься". "Обещаю".

Даже его начальник в Росгвардии все знает и поддерживает нас. Если мне плохо, сын может залететь к нему в кабинет с одним словом: "Мама!" И он ему: "Все, иди!" Мало того, этот начальник мне звонит и спрашивает, как здоровье.

– Вы боитесь смерти?

– Физических страданий боюсь. И того, что сын придет домой, а я его не встречу. Не представляю, что с ним будет.

– Вы вспоминаете себя 8 лет назад, жалеете о чем-нибудь?

– Да. Что я вступила в этот брак, что заболела этим. Моя семья распалась через четыре года, но не по этой причине. Покажите хоть одного человека, который не сожалел бы о том, что заболел ВИЧ. Да, я нашла себе применение, поняла, для чего. Но ни один человек не смирится с этим.

***

Василий Шахгильдян, старший научный сотрудник, врач-инфекционист российского Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом

Сейчас в России около миллиона людей живет с ВИЧ. Почти 100 тысяч новых случаев заболевания зарегистрировано за 2017 год. Более половины новых случаев заражения вирусом связаны с половым путем передачи. Все больше становится ВИЧ-инфицированных женщин. По данным Росстата, одна из основных причин смерти женщин молодого возраста в России – ВИЧ-инфекция.

В настоящее время предпринимаются самые активные меры по широкому обследованию населения на наличие ВИЧ, привлечению людей, живущих с ВИЧ, к диспансерному наблюдению и лечению. Около 50% ВИЧ-инфицированных лиц, состоящих на диспансерном учете, получают антиретровирусную терапию. Согласно Государственной стратегии по противодействию ВИЧ-инфекции в России, принятой до 2020 года, помимо других мер по профилактике и борьбе с ВИЧ-инфекцией, в 2019 г. должен быть достигнут 70% охват больных людей антиретровирусной терапией, спасающей жизнь человеку. Поставлена задача по снижению смертности от СПИДа.

В следующем году на закупку АРВ-препаратов будет выделено из средств федерального бюджета 21 млрд рублей и региональных бюджетов 10 млрд рублей.

Осведомленность населения по этой проблеме есть. Общество становится более толерантно к людям, инфицированным ВИЧ. Увы, уже не редкость, когда друзья, родственники или коллеги человека заражены ВИЧ. Мне кажется, что стигматизация и дискриминация, связанные с ВИЧ-инфекцией, уже менее остры сейчас. Хотя дремучих людей тоже хватает. Но по-прежнему многие из нас считают, что эта проблема их никогда не коснется, ибо это удел особых маргинальных групп населения. Соответственно, нет настороженности в плане заражения ВИЧ, сексуальное поведение часто небезопасно.

Мы все время говорим о стигме и дискриминации. Но есть и другие острые вопросы: привлечение инфицированных лиц в Центры СПИДа, быстрое назначение антиретровирусной терапии каждому обратившемуся за помощью человеку, качество предлагаемого лечения, острый дефицит современных, безопасных, хорошо переносимых и удобных в приеме АРВ-препаратов, уровень оказания стационарной помощи больным ВИЧ-инфекцией вдали от областных городов, ограниченные возможности современной диагностики и лечения вторичных заболеваний.

Помимо традиционных, следует использовать новые подходы к профилактике ВИЧ, стараясь охватить как группы риска, так и "обычных" людей 30-45-летнего возраста, пораженность ВИЧ которых также высока. Необходимо оценивать эффективность проводимых профилактических мероприятий, образовательных программ, просветительской деятельности в области ВИЧ-инфекции. Все это важно, но какова эффективность?

Бесплатная раздача презервативов, программы по обмену шприцев для наркозависимых – этому тоже надо уделять внимание. Более широкое внедрение доконтактной лекарственной профилактики заражения ВИЧ в определенных группах населения тоже важно. Для раннего выявления ВИЧ-инфекции следует шире применять самотестирование на ВИЧ. Об этом и многом другом мы должны думать сейчас, чтобы не пришлось решать иные, более тяжелые и грустные проблемы в будущем.

Фото: Сергей Щедрин

www.pravmir.ru / sobor.by/

(просмотров 452)




Новости разделов:

Церковь и общество

17 ДЕКАБРЯ 2018
Приход свт. Спиридона Тримифунтского приглашает в паломничество "Корфу-Салоники-Суроти"
14 ДЕКАБРЯ 2018
"Я всю жизнь мечтала быть полезной!". В Несвиже девушка с инвалидностью помогает нуждающимся
12 ДЕКАБРЯ 2018
Лучшие социальные ролики выбрали на фестивале социальной рекламы "Ладошка"
12 ДЕКАБРЯ 2018
Рождественские Евангельские чтения на английском языке пройдут в приходе свт. Спиридона Тримифунтского
10 ДЕКАБРЯ 2018
В Александро-Невском приходе Минска освятили крестильный Владимирский храм
3 ДЕКАБРЯ 2018
В Минск доставили крест-мощевик с частицей Ризы Господней и ковчеги с частицами мощей двадцати одного святого
3 ДЕКАБРЯ 2018
Добровольческое движение минского прихода иконы "Всецарица" призывает подарить нуждающимся детям Рождественское чудо
3 ДЕКАБРЯ 2018
«Люди боятся даже лайкнуть мое фото». Как жить с ВИЧ
3 ДЕКАБРЯ 2018
У мінскім прыходзе св. Спірыдона Трыміфунтскага на англійскай мове раскажуць пра мітрапаліта Антонія Суражскага
30 НОЯБРЯ 2018
Литургия на белорусском, крещение младенцев, цифровое поколение. Прот. Игорь Коростелёв ответил на вопросы прихожан
28 НОЯБРЯ 2018
6 семейных традиций, которые могут украсить ваш Рождественский пост
27 НОЯБРЯ 2018
Озвучена предварительная программа Четвёртых Белорусских Рождественских чтений
  Церковь и СПИД

3 ДЕКАБРЯ 2018
«Люди боятся даже лайкнуть мое фото». Как жить с ВИЧ
14 ОКТЯБРЯ 2016
Праграма “Святло душы” вандруе разам з удзельнікамі 23-й духоўна-асветніцкай экспедыцыі “Дарога да святыняў”
15 МАЯ 2015
В приходе "Всех скорбящих Радость" в Минске помолятся о людях, умерших от СПИДа
19 МАЯ 2014
В Радосте-cкорбященском приходе почтили память умерших от ВИЧ/СПИДа
24 МАЯ 2013
Выпущен фотоальбом с цитатами участников акции, посвящённой Дню памяти умерших от СПИДа
20 ДЕКАБРЯ 2012
Программа «Свет души» расскажет о церковной работе по борьбе с ВИЧ. Эфир перенесён на 24 декабря
14 НОЯБРЯ 2012
Молебен о людях живущих с ВИЧ и СПИДом пройдет в Минске
24 МАЯ 2012
Режиссёры студии Иоанна Воина сняли три видеоролика, направленных против стигматизации ЛЖВ
24 МАЯ 2012
День памяти умерших от СПИДа. Проповедь протоиерея Игоря Коростелёва
21 МАЯ 2012
СПИД - это тоже испытание, через которое человек должен пройти мудро, Христа ради - протоиерей Игорь Коростелёв
14 МАЯ 2012
Акция «Свеча памяти» состоится в приходе Иконы «Всех скорбящих Радость» 19 мая
9 АПРЕЛЯ 2012
Церковная анти-СПИД сеть – это уникальная площадка, позволяющая христианским организациям общаться между собой и обмениваться опытом - Анастасия Кривицкая
Новости
Архив новостей :

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru


© www.sobor.by 2004-2016.