BEL ENG DEU FRA



Бессмертный полк. "Оба моих деда и мать - ветераны войны"

 
 
 
 
 
  
20 АПРЕЛЯ 2020 (Понедельник) 10:21:05
Наверняка у каждого из нас в роду есть близкие, которые прошли Великую Отечественную войну. К сожалению, в живых осталось совсем немного ветеранов и участников этой страшной трагедии. Однако память о них, об их подвиге будет жить вечно. И не только в сердцах любящих людей, но отныне и на страницах нашего сайта. С 2017 года Sobor.by в проекте "Бессмертный полк" предлагает каждому рассказать о своём близком человеке, который прошёл дорогой войны. В мае 2017 года мы познакомили вас с историей Игаэла Львовича Йегуди, сегодня публикуем продолжение этой истории

http://www.sobor.by/page/BESSMERTNIY_POLK_2017_May_05_14_23_22


"Я сын и внук офицеров Красной армии. Оба моих деда и мать - ветераны войны. Отец был младше матери (1923 года рождения) на несколько лет и на войну не успел, но успел к "лесным братьям" в качестве командира подвижной радиостанции. Три года назад я рассказал о моём деде по отцу.

Сегодня я расскажу о моём втором деде, и его дочке – моей матери.

Отец моей матери, Ерухом Беркович (в дальнейшем – "Эммануил Борисович"), аккурат в 1917 году закончил Киевский медицинский институт. Дальнейшие события предопределили его судьбу: вооружённая контрреволюция всевозможных толков была объединена в одной узкой точке: все они осуществляли (кто как один из центральных, кто как побочный "проект") этноцид еврейского населения на Украине и в Белоруссии.

Путь рослого парня с медицинским дипломом само собой лежал в Красную Армию.

На пулемётной тачанке молодой врач разъезжал, в той мобильной и без чётких линий фронта войне, по разбросанным частям и подразделениям, полевым лазаретам и хатам, оказывал разнообразную медицинскую помощь и оперировал раненых красноармейцев.

Был награждён первой боевой наградой советской власти: орденом Боевого Красного Знамени.

Он остался на сверхсрочной службе. Женился на своей двоюродной сестре, с той же фамилией: Ерихимсон. Моя мать, 1923 г. р. была их единственной дочкой. С начала 30-х годов, по мере продвижения по службе, деда перевели в Витебск, а последних два года перед войной ¬– он был назначен заместителем командующего госпиталем в Смоленске.

Моя мать большую часть лет средней школы училась в Витебске, а выпускной класс – в Смоленске. В русской школе Витебска, где она училась, по её словам – евреи составляли 80% учеников в её классе (существовали также белорусские и еврейские школы, по расформированию последних в 1938 г. ученики перешли в русские школы), в смоленской школе в её классе евреев была треть.

Моя мать прекрасно, с тех лет, говорила по-белорусски, а писала без "літар “і”, “ў”"…

С подругами из обеих школ моя мать много лет поддерживала контакты. Что касается парней – из обоих классов живым вернулся один, на костылях. Было выбито всё поколение 1923 г.р., среди них и смоленский школьный друг моей матери, который переписывался с ней до своей гибели, письма его хранятся. Очень долгой была война… Вспомним и его накануне годовщины Великой Победы:

Командир пулемётной роты Михаил Гратвол погиб при прорыве Волховского фронта в начале 1944 г.

В 1941 г. мой дед, (тогда) майор медслужбы, был заместителем командующего военным госпиталем в Смоленске. Он командовал эвакуацией госпиталя под бомбёжкой, на машинах, из горящего Смоленска. Командующий отбыл самостоятельно в тыл для подготовки месторасположения в эвакуации.

Проявив неимоверные личные волю и самообладание (о "храбрости и мужестве" и говорить не приходится: трус не играет в хоккей…), и незаурядное воинское мастерство – мой дед успешно вывез (очевидно, до ближайшей нормально функционировавшей железнодорожной станции) более двухсот человек персонала и нетяжело раненых, с медицинским оборудованием (тяжело раненые и наиболее ценное оборудование, а также семьи были отправлены эшелоном). За этот подвиг был награждён орденом Красной звезды – достаточно редким у "тыловых" сотрудников медслужбы.

Были немцы, которые (очевидно, отбомбившись до того) пролетали над колонной машин, на максимальном снижении, включив сирены и хохоча в кабинах. Хорошо были видны сытые хохочущие морды "арийцев", рассказывал дед. Некоторые военврачи, в панике от страха перед высадкой немцев, сдирали с себя знаки различия – залегая в кюветах во время налётов. Это мне рассказывал сам дед: он умер когда мне было десять лет. "А мне бояться было нечего, рассказывал он – я знал, что меня-то немцы точно убьют…" Когда колонна вышла в тыл в распоряжение соответствующего командования, дед предстал в полной форме. Посмеиваясь, рассказывал: вот за это мне и дали орден, и произвели в подполковники…

Госпиталь был эвакуирован в г. Серов. Там мой дед и оставался заместителем командующего, его дочь – моя мать, Мария Эммануиловна Ерихимсон, работала рентгенотехником у аппарата, и также награждена медалью "За победу над Германией".

Работали в две смены по 12 часов. Примерно три-четыре снимка в час, раненых надо было принять, местами снять и вернуть или переменить перевязки, разместить у аппарата. Что выслушивала хрупкая маленькая (ростом пошла не в отца, а в мать) девушка за смену… и какие физические усилия требовались от неё. Она также участвовала в художественной самодеятельности госпиталя – раненым бойцам старались обеспечить хоть какой-то культурный отдых, была удостоена наградных листов.

По существовавшей системе сортировки раненых – в глубокий тыл направлялись тяжелораненые. Большинство – возвращались в строй.

После войны дед был награждён орденом Ленина.

В 1965 г. День Победы сделали выходным, помню (мне было пять лет) как мать и дед готовили награды к праздничной демонстрации. Мать говорила: медаль надо перевесить. Дед, как всегда, посмеивался, сказал – перевешивай, я ничего перевешивать не буду…

Потом, когда я подрос и "изучал" награды – одна медаль "За Победу" была оборотной стороной вперёд, а вторая – Сталиным вперёд. Дед не стал "колебаться вместе с линией"…

В 1944 г. госпиталь вернулся в Смоленске, дед остался служить там (и служил там до выхода на пенсию, затем они переехали к моим родителям в Минск), поток раненых резко поубавился, и мать поступила осенью 1944 г. в московский Иняз, который закончила в 1949 г. Вернулась к родителям в Смоленск, и они познакомили её с молодым лейтенантом связи, выпускником Ленинградского института железнодорожного транспорта.

Он был младше моей матери на три года: ровесников выбила война. В 1950 г. в Смоленске родилась моя старшая сестра, а отец, командир подвижной радиостанции, уже воевал в это время против бандформирований на территории Литовской ССР. Вскоре мать приехала к нему.

Но это уже другая история.

На снимках: Дед перед войной и после войны. Дед и мать. Родители матери. Мои родители."

/ sobor.by/

(просмотров 1115)





Новости разделов:

Бессмертный полк

9 МАЯ 2020
Беларусь помнит. Шевчук Василий Пантелеевич 1924 года рождения – погиб в 1944-м
20 АПРЕЛЯ 2020
Бессмертный полк. "Оба моих деда и мать - ветераны войны"
9 МАЯ 2019
Беларусь помнит: партизан, новатор образования, общественный и культурный деятель - Шевчук Николай Пантелеймонович
6 МАЯ 2017
"Бессмертный полк". "Я горжусь своим дедом!"
6 МАЯ 2017
Бессмертный полк: Мой дед воевал на Дальнем востоке и в Белоруссии с 1938 по 1947 годы.
5 МАЯ 2017
Бессмертный полк. "Дед Нахман дошёл до самой Германии"
01 мая 2017
Расскажите о своём ветеране в проекте «Бессмертный полк»
15 ИЮЛЯ 2016
Программа "Бессмертный полк" с участием профессора Михаила Солопова. 2-я и 3-я части
13 ИЮЛЯ 2016
Профессор Михаил Солопов стал героем программы "Бессмертный полк" видеостудии "СоборТВ"
30 ИЮНЯ 2016
2 июля в радиопрограмме «Свет души» - воспоминания о Великой Отечественной войне её детей-очевидцев
29 ИЮНЯ 2016
Крестный ход в память о защитниках Могилёва с участием белорусских казаков состоялся в городе над Днепром
24 ИЮНЯ 2016
В д. Хоромицкие прошла панихида по неизвестной героине войны
Новости
Архив новостей :

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru


© www.sobor.by 2004-2016.